+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Памятник отцу алиментщику ташкент

Памятник отцу алиментщику ташкент

Знаете, за одну эту книгу я готова благодарить Дину Рубину, автора, чье творчество с первого раза меня не задело, да и привлекло не очень крепко. А вот эта книга стала любимой! Хотя я ни за что и никогда не скажу, что так должно быть и у других ее читателей. Потому как она проросла в меня фразами, образами, эпитетами.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Памятник семье Шамахмудовых в Ташкенте вернулся на историческое место - МИР 24

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

На солнечной стороне улицы

Знаете, за одну эту книгу я готова благодарить Дину Рубину, автора, чье творчество с первого раза меня не задело, да и привлекло не очень крепко. А вот эта книга стала любимой! Хотя я ни за что и никогда не скажу, что так должно быть и у других ее читателей.

Потому как она проросла в меня фразами, образами, эпитетами. Так, может, у меня просто оказалась родственная ДНК?! Вера Щеглова - героиня романа, художница, девочка-девушка-женщина со своей, довольно непростой и местами такой трагичной судьбой.

Я поверила, что она существует. Да, наивная я, смешная. Полезла в Интернет искать работы виртуозной художницы Щегловой.

А мне тут Надо же! Ей Богу, скажу честно, почувствовала себя "святой простотой" из немыслимой глубинки российской. Обомлела вся в восторге, аж рот раскрылся. А все от чего?! Каждому слову, звуку, вкусу, что на страницах этой книги живет! Никогда не была в Ташкенте, даже рядом никогда и нигде не была. А все-все-все чувствовала. А уж когда автор описывала, как ее героиня, пройдя блокаду, вкушает горбушку хлеба, того, полумучного, полумусорного Самое вкусное, что есть на свете!

Я чувствовала это. Этот голод! Это горе! Эту радость! Эти слезы! Я снова тону в эмоциях, хотя прочла книгу уже больше 2 месяцев назад, а писать вот только сейчас села. И как по мне, так это хорошо. Книга вызывала острое желание читать ее постоянно, не отрываться.

Я даже попала в своего рода зависимость от нее. А ведь вот если вдуматься, это не триллер, не мистика и не детектив. Обычные житейские истории, зарисовки из жизни людей, переживших блокаду, эвакуацию, типично советское бытие.

Но повествование держало так, что существование вне его становилось неполным, каким-то заведомо, предопределенно нецельным. На меня произвела впечатление и структура романа.

Ее отдаленно можно сравнить с куклой-матрешкой или лабиринтом, только начинаете вы знакомство не с наружной части объекта, а как бы изнутри, ну или из неведомого слоя, неизвестной точки. А потом вас будет постоянно бросать то назад, то вперед, то ко входу, то к выходу. Общая картинка появится далеко не сразу. Но ее обретение будет еще одним ярким событием в этом познании книги. Начало еще ни о чем не говорит. Ни о том, кто главная героиня или герои, ни о том, к чему все это придет и где мы окажемся.

Нет, начало здесь как настоящее погружение. Охватывает и вовлекает. Солнечный Ташкент. Да, это еще один полноценный герой книги. Дина Рубина любит этот город. И скучает по нему прежнему, по тому, каким он был в милые ее памяти и сердцу времена. Эта любовь очевидна. Это чувство настоящее, весомое, зрелое.

Потому факт приобщения к нему вызвал у меня лично встречную симпатию и приятие. Еще при первом знакомстве с автором при прочтении "Почерк Леонардо" я искренне благоговела перед мастерством писателя развернуть русскую речь во всем ее многообразии и живописности. Но тогда я выразила сомнение в уместности подобного богатства в определенных сюжетных линиях. Здесь же, на мой взгляд, автор использует слово точно и крайне умело, практически виртуозно.

Язык становится настоящим инструментом, той самой кистью или мастихином, умело наносящим мазки на полотно романа.

Я наслаждалась. Вдыхала, вкушала и осязала. Странно все-таки. Повествование ведется о сложных, порой даже тяжелых, вещах и событиях.

А тебя это греет. Их жизненность. Может быть, потому, что ты всегда можешь перейти "на солнечную сторону улицы"?!

Роман о художнице, о матери и дочери, о таланте, о Ташкенте, о судьбах и вечном преодолении, о таланте находить и видеть прекрасное в мерзком и запущенном. Дина Рубина верна себе. Она пишет о людях, о таких порой страшных людях, о несчастных, о добрых и просветленных, о творческих людях и о тех, кто погиб физически либо душевно.

Ее Ташкент здесь, конечно, полноправный герой. Ведь это родной город для Рубиной, тем более, что все города в ее творчестве - это живые сущности, которые манят к себе, притягивают, из которых тяжело уезжать, в которые нелегко возвращаться, которые живут в тебе. Таков Ташкент, отдельный персонаж, живущий свое жизнью, пускающий в себя, влюбляющий. Вера, Верка, маленькая девчонка, которая могла и не родиться, если бы ее мама не была бы такой своевольной собственницей.

Только это заставило дать жизнь. Вера, ее имя полностью озарило всю ее жизнь. Она вырвалась из многого, научилась, благодаря искусству и встретившимся на пути людям видеть всю прелесть этого мира. Выворачивать его, мир, на свой лад, рассказывать с помощью кисти и палитры красок свою историю мира, историю своей жизни, научилась не подчиняться, ломать себя и всех вокруг, а творить свое, нарисовать свою жизнь.

В ней, в Вере всегда жило солнышко, она его впитала в себя в своем солнечном Ташкенте, вопреки тому, что жизнь периодически подкидывала ей черно-серые краски. Вера всегда возвращалась к цветной палитре, к теплу и свету. У Рубиной и другие герои все как на подбор, необычные и обычные, колоритные Мне так нравится, когда Рубина пишет о чувстве любви, о зарождении, о продолжении этого чувства Я ей безоговорочно верю, а главное- могу проникнуться, почувствовать эти чувства героев, переживаю эту странную любовь, такую казалось бы, неожиданную и такую ожидаемую.

Какое-то чувство теплоты охватывает Конечно, язык.. Смогу ли я когда-нибудь написать отзыв на книги Дины Рубиной, ничего не сказав о языке? Вряд ли. Снова все хрустящее, теплое, растекающееся по всему горлу, заполняющее нутро..

Книга солнечная и теплая, хотя в ней и страшных событий, и страшных персонажей хватает. А все равно окутывает, согревает А еще: здесь появится сама Дина Рубина, которая пишет роман о девушке Вере, о художнице, и даже встретится со своей героиней в эпилоге Наконец-то я, дуреха, поняла одну простую истину о семейных сагах - это же самые настоящие любовные романы, только высшей пробы!

Тут все о вечном: о любви, о людях, о судьбах, о детях и мужьях, снова о любви, о любви же наконец! Книга покорила, заворожила, окутала и не отпускала меня весь тот катастрофически малый срок, что я ее глотала В русских сказках была живая и мертвая вода, так вот в книгах бывает слово живое и слово мертвое. Вот силятся, силятся герои Каверина сквозь мертвое его слово прорваться и ожить, а не выходит. А у Рубиной не только герои - живые, а слово, слово само живое, и оживает, им окропленное, все - и детство, и Ташкент, и преступники забубенные и торговцы в Иерусалиме Здесь так пишут про Ташкент, что в нем аж жить захотелось!

Похожие ощущения у меня оставил только один город - Тбилиси. А ведь удивительно, да, что я сравниваю реальный город, реальное путешествие - с книгой? Пожалуй ни один путеводитель, или, упаси боже, травелог, не смог бы так красочно, гостеприимно, широко и в то же время - глубоко показать мне этот знойный город, Ноев ковчег, город детства Честное слово, когда я прочла, как Динка воровала дыни и арбузы с соседской бахчи, у меня во рту стало сладко-сладко! Здесь автор - статист чьей-то жизненной драмы.

Вроде бы и избитый прием, да? Но как-то по-новому, свежо и не замусолено это получилось у Рубиной. И хоть маааленький червячок иногда копошится от, порой, чрезмерного "Я- Писатель", а все же прощаешь и покоряешься, когда Дина-автор в очередной ключевой момент романа сталкивается с Верой - своей главной героиней Первое, что ощущаешь, когда читаешь эту книгу - безграничную любовь к городу.

Город детства - это всегда свято.

396. Еще три работы Багдасаряна

Наверное, человеку свойственна привязанность к местам своего детства и юности Может, потому, что в них, как в зеркале, как на глади озера, запечатлен твой образ в те годы, когда ты был счастлив Извините, кто-нибудь знает на какой улице живут любовь, доверие, взаимопонимание? Давно не виделись просто.. Люди, с которыми мы расстаемся в юности, продолжают оставаться для нас новенькими, только что отнятыми, и подсознательно мы никак не готовы смириться с их подержанным видом, когда вдруг встречаемся сорок лет спустя.

Регистрация и вход. Поиск по картине Поиск изображения по сайту Указать ссылку. Загрузить файл.

Переломным моментом в истории Ташкента стало землетрясение года. Многие рассказывают, что были трещины в земле, — такого не припомню. А вот как гудела земля перед толчком — помню отчетливо. Бабушка, перед тем как выскочить во двор, аккуратно застелила кровать, и это годы спустя вспоминали в семье с неизменной улыбкой.

.

.

.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как жители Ташкента вернули «Дружбу народов»

.

.

В Ташкенте памятник землетрясению года называют "Алиментщик" - баба с ребенком как бы пытается удержать убегающего.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Венедикт

    Надо хорошо изучать Уголовный кодекс и законы тогда всё будет более-менее

  2. Стоян

    Адвокат, который не в курсе положений Закона РФ О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации ? Нет, правда? Зачем я потратил 4,5 минуты своей жизни на это?

  3. ringpekaf

    Пусть этот автор идёт на х. Мрази.уже не знают как народ на колени поставить.

  4. Савелий

    Спасибо,как всегда нужная информация.

© 2018-2019 innocent-angel.ru